Перейти к содержимому

Свободный форум свободных людей

Фотография

ДВА ПИСЬМА


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

#1 Последний Романтик

Последний Романтик
  • Натуристы
  • 168 сообщений

Отправлено 22 Август 2015 - 23:20

Рассказ написан на реальной истории...
 
 
ПИСЬМО ЕМУ
*******************
 
1. 
 
Ты был чистый лист бумаги. Белый-белый, без единого пятнышка. В который можно было 
вписывать всё, что угодно. Или рисовать. Карандашами цветными, или даже красками… 
Ты был чистый лист. И ты ждал. Тебе нужно было, очень нужно было, чтобы кто-то увидел 
твою распахнутую настежь чистоту. И захотел вписать туда своё имя. И нарисовать 
повесть или сказку… 
Я была… я была… просто я. И тоже ждала. Очень ждала, что кто-то придет и скажет: 
- Вот, просто белый лист. Для тебя. Нужен? 
И в моей уставшей от долгого ожидания душе солнечными зайчиками затанцует радость и 
вприпрыжку понесётся: 
- Нужен! Нужен! Нужен! Конечно нужен! Очень-очень нужен! 
И я увидела. Увидела то, что не смог увидеть никто другой. За сотни километров. В 
маленькое окошко монитора. Там, конечно, были слова, твои слова на белом листе. 
Слова, написанные для кого-то другого, не для меня. И лист был не настоящий, его 
нельзя было даже потрогать. И слов было много, и они были красивые. Но дело не в том 
листе и не в тех словах. Потому что настоящий чистый лист был ты. Я это увидела 
сразу. 
И ты пришёл. 
 
Много лет на полке в моём шкафу стояла коробочка, перевязанная пёстрой лентой. Там - 
цветные карандаши, очень красивые, и ещё краски, яркие-яркие. Я долго их выбирала. И 
выбрала самые лучшие. А потом аккуратно сложила. Чтоб нарисовать когда-нибудь повесть 
или сказку. Когда придёт время. Это было уже много-много раз, только во сне. А потом 
я просыпалась. И мне очень хотелось нарисовать свою сказку по-настоящему. Я часто 
брала в руки коробочку с пёстрой лентой и представляла, как это будет. А потом 
ставила на место. И ждала. 
В тот день в первый раз я развязала ленту. Разложила карандаши. Взяла в руки кисть и 
краски. И это неважно, что я никогда не рисовала настоящей кистью и настоящими 
красками. Сердце мягкими волнами разливало по телу нежное-нежное. Я стала рисовать, 
мягко прикасаясь к белому, чистому... 
Я стала рисовать самую лучшую в мире сказку. По-настоящему. 
Ты только не спрашивай, почему. Я не знаю. 
Может быть, это ветер. Ветер, который с яростной силой стихии рванул вдруг оконную 
раму; ветер, который пригоршнями бросал и бросал в комнату засохшие листья в 
вперемешку с холодными каплями. И что-то было очень знакомое в этом неистовстве, и  
этих озябших листьях, и в унылом скрипе двери. Что-то слишком знакомое... 
Мерный стук распахнутого окна возвращал нас в реальность - и тогда мы растерянно 
смотрели друг на друга... и опускали глаза. Потому что оба знали про то, что лист уже 
перестал быть белым и чистым. Про то, что я забыла свою сказку, и как рисовать кистью 
и красками, тоже забыла... 
Я боюсь смотреть в тот угол. Я совсем уже не ребёнок, но в моей комнате есть такой 
угол. Рядом стоит стул и ещё всякая всячина, так что его почти не видно. Но я всегда 
знаю, что он есть. Каждый день я убираю свою комнату: мне нравится, когда в ней 
порядок и всё лежит на своих местах. Я выметаю пол, потом протираю пыль, потом 
включаю ноут и смотрю в монитор. Я ныряю в мир слов, важных и нужных, чтоб не 
смотреть туда. И тогда почти забываю о том, что он есть - тот угол. 
Там разбросанные карандаши и потускневшие растёкшиеся краски… 
 
 
2. 
 
Послушай, это неправда. Неправда, что бывает поздно и ничего уже сделать нельзя. 
Можно. В любой точке можно начать всё сначала. Пока есть ещё «мы» - можно начать 
сначала. Только про это почти никто не знает. 
А это очень просто. Но почему-то всё по-настоящему простое кажется самым сложным, и 
мы настолько в это верим, что сама вера становится непроницаемой стеной между 
настоящим и тем, что кажется нам. Мы с тоской прислушиваемся, как стучит в горячие 
виски: 
- Не-воз-мож-но. 
И уже не сопротивляемся. Отворачиваемся и покорно бредём прочь, пристально 
всматриваясь в листья на мокром асфальте, как во что-то очень значительное… 
И уже не оглядываемся назад. 
Ты не верь. Даже если видишь стену, и она кажется настоящей. 
Она кажется. Её нет. 
И всё, что происходит сейчас – все эти недоразумения, непонимания, разногласия – всё 
это тоже кажется. Всё это надуманное, фальшивое. Это то, что ты и я создали сами – 
каждый из своих привычных представлений, ожиданий, претензий, обид, разочарований. И 
слова. Великое множество слов, которые уводят всё дальше и дальше… 
Всё это ненастоящее. Его нет. 
Настоящее – есть. И всегда будет. 
Настоящее – это чистота человеческого сердца, открытого навстречу. 
И всё. Больше ничего. 
Но почему, почему мы так отчаянно цепляемся за фантом, будто от этого зависит вся 
наша жизнь – от фантома наших представлений о происходящем, искажающих всё до 
неузнаваемости? И мы уже не узнаём друг друга, и человек в комнате кажется вдруг 
бесконечно чужим. А того, который ещё совсем недавно был теплом, льющимся прямо в 
сердце – того уже нет. И ты думаешь: это был какой-то обман, а теперь я вижу 
реальность как она есть. И я думаю так же. 
Мы оба думаем, думаем… 
А потом уходим… 
В разные стороны. 
Это и вправду обман. Только наоборот. И выглядит это какой-то изощрённой шуткой: 
кто-то взял и вывернул всё наизнанку, и нам чёрным видится белое, и мы мнимое 
принимаем за настоящее. 
Мне кажется иногда, будто мы актёры в какой-то нелепой драме абсурда. И недоразумения 
возникают, разрастаются, накапливаются по известному всем и многократно отработанному 
уже сценарию. И чувствуется с самого начала, что всё это понарошку. Но каждый 
отыгрывает свою роль, очень старательно и ответственно, не нарушая ни единым словом, 
ни единым жестом структуру чьего-то бесовского творения. Чьего? И игра почти 
безупречна, и финал давно известен. И мы отличные актёры, с головой ушедшие в роли. И 
каждый знает, что всё как надо, что всё он делает правильно: он так делал всегда… 
Но только посреди представления каждому из нас нет-нет, да и захочется вдруг, 
нестерпимо захочется на полуслове остановиться – и сбросить с себя этот нелепый 
образ. Поставить точку прямо сейчас – и начать всё сначала. Безо всякого сценария. Без игры. 
 
Содрать с лица, с тела, с души эти уродливые маски. 
Убрать всё фальшивое – и оставить только настоящее. 
Чистоту человеческого сердца, открытого навстречу. 
Больше ничего. 
И тогда один из нас робко, с надеждой поднимает глаза… 
Но другой в это время, почему-то всегда именно в это время, 
больше всего захвачен игрой. 
 
Надежда тонкой струйкой стекает по застывшей маске, и мы продолжаем исполнять свои 
наглухо заученные роли…
 
===============================================================
 
ОТВЕТ МИРА
******************
 
ПРОЛОГ 
 
"Мне всегда казалось, что Максимилиан Александрович [Волошин - прим. автора] 
создал себе те чувства, которые считал нужным иметь, и как бы сделал себе маску, 
которую и носил не снимая, пряча под ней свои собственные чувства и мысли, 
которые не всегда совпадали с теми, какими он хотел, чтобы они были. Очень редко 
Максимилиан Александрович забывал об этой идеальной маске и нарушал созданный им 
образ, и это всегда в порыве сильных чувств, которые он не мог сдержать..."
Лидия Аренс       
 
ОНА закончила читать воспоминания Лидии Аренс, отложила книгу на край стола и, 
закутавшись в свой любимый шарфик, вышла на прогулку...
Быстро темнело. Беж вечерней зари потухал, растворяясь в далёком озере и отдавая 
свой свет разгорающимся звёздам. Усиливающийся ветер, разгоняя над её головой 
редкие дождевые тучи, бил редкими ледяными каплями по лицу, снимая усталость и 
неся по асфальту остатки осени - изъеденные холодом и дождями (и поэтому похожие 
на китайские иероглифы) мокрые от тоски по лету листья...
- Где заканчивается тот неуловимый переход между внешней формой поведения, как 
сущностью человека, и его маской, как формой эпатировать? Между молвой о 
чудачестве и подлинной простотой? В этих строфах  стихов?:
 
Пойми простой урок моей земли:
Как Греция и Генуя прошли,
Так минет всё — Европа и Россия. 
Гражданских смут горючая стихия
Развеется... Расставит новый век
В житейских заводях иные мрежи...
Ветшают дни, проходит человек.
Но небо и земля — извечно те же.
Поэтому живи текущим днем. 
Благослови свой синий окоем.
Будь прост, как ветр, неистощим, как море,
И памятью насыщен, как земля.
Люби далекий парус корабля
И песню волн, шумящих на просторе.
Весь трепет жизни всех веков и рас
Живет в тебе. Всегда. Теперь. Сейчас.
25 декабря 1926, "Дом поэта"
 
Где заканчивается зима? и когда начинается лето? - продолжала ОНА. - Из этих 
мыслей и размышлений можно написать целый рассказ.
 А пока ОНА думала, ветер, как добросовестный фонарщик, зажигал на небосводе 
небесные лампочки, вышвыривая за горизонт последние облака.
Проходя в очередной раз по знакомой до каждого камешка тропинке, на углу 
потемневшего от дождя дома, ОНА увидела на фоне светящегося окна чернеющий 
силуэт человека. Расставив крепко ноги, ОН смотрел вверх. Забыв от удивления 
насторожиться незнакомцу, ОНА рефлексивно перенесла свой взгляд на небо - оно 
было очаровано пульсирующим величественным сиянием, идущим как будто из ничего в 
никуда! Серебристой танцующей птицей, парящей от одного его края до другого!
- Что это такое? - изумлённо спросила ОНА.
- Зодиакальный свет! - мягко и неожиданно хорошо знакомым голосом прозвучал 
ответ. - Египетские теологи объясняли причину его свечения тем первобытным 
веществом, из которого образовалось Солнце. Знаешь, когда свет Зодиака был виден 
в последний раз?
- Когда? - забыв одеть привычную маску негодования при появления М., с интересом 
спросила ОНА [М. - тот, чья душа как "Дверь отперта. Переступи порог. Мой дом 
раскрыт навстречу всех дорог." - прим. автора].
- В ночь того дня, когда Данте встретил Беатриче!
ОН умолк. Они продолжали молча смотреть на небо...
Свет в очередной раз низким куполом медленно поднялся над засыпающей деревней, 
то разгораясь, то потухая, и исчез приглушенным блеском, как бы уйдя в чёрную 
глубину сцены. И тотчас в ответ стали ярче видны звёзды, привычно заняв в 
отсутствии Луны свои первые места в начинающем спектакле ночи.
- Мне тоже пора, - глухо произнёс мужчина.
- Что ты здесь делаешь, М.?
- Немного выдержав паузу, ОН ответил.
- N., мы имеем право выбрать три решения. Или не начинать игру, пока мы держим 
свои маски в руках, или начать сразу с того акта, которым ты меня пугала. Или 
третье. Начать с первого!
 
1.
 
ОН был чистым листом бумаги. Белым пятном светилась на фотографии в "Мамбе" его 
рубашка. Бело-белая! В горизонтальную полосочку - белое по белому (ОНА до сих 
пор об этом не знает). Словно начальная страничка тетради первоклассника, только 
ещё собирающего первого сентября в школу. В которую можно было вписывать всё что 
угодно... 
Этим белым чистым пятном была его душа. Душа Данте - открытая, искренняя, 
распахнутая настежь... В то время ОН был безумно влюблён в Беатриче. Это для неё 
было написано им так много слов. Красивых и от всего сердца. Шёл первый в жизни 
урок письма. Удивительно, но буквы получались даже очень ровные, легко и без 
ошибок складывались в слова и предложения. Да, небольшие способности к этому у 
него были. Но дело не в этом! ОН всегда всем говорил: "Каждый без таланта 
человек может написать гениальную книгу или картину! Один раз в жизни! Когда 
когда душа входит в особое состояние вдохновения. Для одних это - темпераментная 
радость и безудержное безумство гипертимного характера: 
 
"Если б смел сказать я, Женни, 
Что один огонь нам души сжег
И что в них одно движенье,
Что с тобой нас слил один поток, —
Я бы мир весь вероломный
Вызвать мог на беспощадный бой,
Пусть бы он упал, огромный — 
Пламя б он не погасил собой!
Словно бог, по мирозданью
Средь развалин шествовал бы я,
Слово каждое — деянье, 
Я творец земного бытия!"
 
Для других - боль и одиночество неразделённого мироощущения. Как у Лермонтова, 
Рубцова. Для третьих - любовь к женщине и природе. Как у Пушкина, Данте, Дементьева.
ОН очень сильно любил Беатриче. Как человека и богиню! Безусловно, 
самоотверженно, без раздражения и ревности. Она переписывалась со всеми только в 
Дневнике своей Страницы (открыто и без предпочтений). Дарил свою любовь без 
притязания на ответное чувство - жертвенно и терпеливо (открыто и без 
утаивания). Отдавал возлюбленной всё самое лучшее своей души. От всего сердца 
хотел для неё счастья. Пусть даже с другим мужчиной. Греки называют такую любовь 
"агапЭ". 
Она была безответной. Но ОН продолжал верить и надеяться. Пока она не написала, 
что "живёт с мужчиной". ОН искренне пожелал ей самого лучшего. 
И остался уже не один - с ним была Любовь! С ней и будущей Любимой он хотел 
нарисовать солнечную повесть или феерию (художники всегда говорят "написать"). 
ОН тоже был Мастером (ОНА, наверное, так это и не поняла) - раскрашивал жизнь 
солнечными красками, зарабатывая этим на кусок хлеба. Чистыми и настоящими, 
яркими и пастельными, золотыми и серебристо-перламутровыми... А ещё ОН был 
чувствителен к печали и боли одиночества женщин, которым дан дар любить. И 
которые уже на грани потери надежды её встретить. Вот такую возлюбленную ОН и 
хотел найти, как Мастер свою Маргариту, и подарить свою Любовь как Грэй милой 
Ассоль.
Но ОНА первой нашла его. За сотни километров. Потому, что только ей одной это 
было очень-очень нужно! И больше никому! И ОН приехал.
У него глубоко-глубоко где-то в подсознании тоже стояла коробочка в самом 
дальнем тёмном углу на самой нижней полочке. Ему её оставил кто-то из предков. 
ОН даже не знал о ней и её содержимом. Но незадолго до встречи с НЕЙ интуитивно 
написал: "Если человек живёт, положа руку на Библии [и любит по заповедям 
Христа], то обязательно встретит другого человека, идущего вместе с ним по одной 
дороге в одном направлении". А когда ОН приехал, то через час знакомства 
раскрылась тайна коробочки. В ней были не ЧТО - краски и кисточки, а КАК - 
выбитые на древних скрижалях святые заповеди - Писание о том, как любить. По-
настоящему - как Христос нас любит. И ОН вместе с ней стал рисовать самую лучшую 
в мире феерию. По-настоящему.
 
2.
................................................................................
 
3.
 
ОН и не будет спрашивать:" Почему?". Ведь ОНА и сама не знает.
ОН только знает, что не дано быть ему Учителем, а только Мастером.
ОН знает, что никогда не простит - не за что - никогда не чувствовал к ней обид 
и раздражения и ОНА его ничем не оскорбила.
ОН продолжает её любить.
ОН верит всему, что ОНА сказала. В стихах и рассказах. Потому, что в них ОНА - 
Первая, Настоящая!
ОН всё-таки написал феерию. Пусть и без конца.
ОН точно знает, что не актёр и не играл роль. ОН был самим собой и тем  
остаётся.
ОН знает, что когда находишься в интернете, этом суррогате отношений 
человеческих сердец, то забываешь о том дальнем уголке своей души, где ещё живёт 
настоящее Я и его мечты в уже теперь сказочное счастье.
ОН знает, что холодность и равнодушие её маски могут обмануть и ввести его в 
другое состояние - безнадёжности и сердечной закрытости. На несколько минут.
 
ЭПИЛОГ
 
ОН всё-таки общается с её душой - на этом форуме - молча (в библиотеке его 
приморского городишка есть интернет). Прочитал её темы. До сих пор постоянно 
находит и читает новые сообщения. Перестал писать ей - надежда уже давно 
иссякла. И вот этим июлем неожиданно приходит письмо с предложением ознакомится 
с новым сообщением в теме "Про простое". После прочтения появляется желание 
перечитать её полностью. И вдруг ОН обнаруживает, что по оплошности или 
невнимательности не прочитал третью страницу. На ней - обращение к нему: 
 
"Послушай, это неправда. Неправда, что бывает поздно и ничего уже сделать 
нельзя. Можно. В любой точке можно начать всё сначала. Пока есть ещё «мы» - 
можно начать сначала.
Ты не верь. Даже если видишь стену, и она кажется настоящей. Она кажется. Её нет. 
И всё, что происходит сейчас – все эти недоразумения, непонимания, разногласия – 
всё это тоже кажется. Всё это надуманное, фальшивое. Это то, что ты и я создали 
сами – каждый из своих привычных представлений, ожиданий, претензий, обид, 
разочарований".
 
ОН уже знает какой будет ответ. Но вновь и вновь повторяет, что всегда был и сейчас
согласен прервать уже бессчётный и возвратится к первому акту спектакля этого Театра, 
называемого Жизнь. 
 
И снова и снова каждое утро начинать день с нуля. 
Как в фильме "День сурка".
Пока... Пока вы вместе не научитесь рисовать. 
Как в фильме "День сурка". 
Потому, что... Потому, что ОН не знает, N., 
как сказать другой женщине, что никогда не сможет любить её сильнее, чем тебя.

Сообщение отредактировал Последний Романтик: 22 Август 2015 - 23:30

  • felina, uncle_sasha и wodoly это нравится





Похожие темы Свернуть

  Название темы Форум Автор Статистика Последнее сообщение